Импрессионизм Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо
 
| Главная | Новости | Биография | Галерея | Свидетельства и документы | Современники | Авторы сайта | Гостевая книга | Карта сайта | Полезно | Информация
 
Клод Моне Клод Моне
Клод Моне Клод Моне
Моне и художники того времени

На протяжении всей жизни Моне вёл обширную переписку. Она в полной мере отражает характер мастера и приближает нас к той эпохе, в которой он жил. Моне был связан со своими друзьями тесными узами. Тёплые дружеские отношения, сложившиеся между художниками, были лишены какой-либо выгоды: они встречались, дарили друг другу свои работы, обменивались поздравлениями и обсуждали успехи своих современников. Многие послания дошли до нашего времени, в них звучат голоса художников.

Моне и Добиньи

В салоне 1859 г. Молодой Моне восхищался произведениями Тройона и Добиньи, который в 1870-1871 гг. в Лондоне познакомил будущего великого художника с Дюран-Рюэлем.

"Что касается участия Добиньи в моей судьбе, я бесконечно благодарен ему за многое. Я встретился с ним в Лондоне, в период известных парижских событий (восстание Коммуны). Я был немного смущен. Видя моё смущение, Добиньи похвально отозвался о некоторых моих видах Темзы. Именно Добиньи представил меня Дюран-Рюэлю , благодаря которому многие мои друзья и я сам не умерли с голода. Такие вещи не забываются. Потом был ещё один поступок, который меня глубоко тронул: Добиньи купил у Дюран-Рюэля одну из моих картин голландского периода. К тому же Добиньи человек чести: он вышел из состава жюри Салона того времени, потому что мне и моим друзьям было отказано в приёме работ на выставку."
Моне к Этьену Моро-Нелатон,
Живерни, 14 января 1925

Моне и Буден

Буден, которого Коро называл "живописец небес", стал первым учителем художника. Вторым был Йонгкинд. Моне всегда был ему признателен.

"Единственный талантливый художник-маринист нашего времени, Йонгкинд, сейчас потерян для искусства <...> Вы можете попробовать свои силы в этом жанре <...> Надеюсь, вы не откажетесь прислать мне в качестве подарка небольшой эскиз. Вы же знаете, как много это для меня значит".
Моне к Будену,
Париж, 20 февраля [1860.]


"Мы говорили о Моне <...> Здесь, у торговца картинами на улице Лафайетт, есть Вид Парижа <...> который мог бы стать произведением достойным великих мастеров, если бы детали составляли единство. Этот мальчик может стать замечательным художником".
Буден к Ф. Мартену
[Париж] 18 января 1869


"В ответ на Ваше сообщение о женитьбе разрешите мне написать несколько строчек, напоминающих о прошлом. Но прежде позвольте поздравить Вас с заключением супружеского союза. Я имел удовольствие видеть Вашу жену раньше. Она всегда была так приветлива и любезна с художниками.
Уже давно прихоть судьбы и жизненная необходимость нас развели в разные стороны, но я всегда внимательно следил за Вашими успехами; <...> я всегда пытался быть в курсе Вашей работы. Как далеко то время, когда мы ходили писать пейзажи в долину Руэлль, в Сент-Адресс, Трувилль или Онфлер с добрым, могучим и несчастным Йонгкиндом. <...> Я старею сожалею лишь об одном: среди вещей, бережно сохраняемых мною, нет ни одной Вашей картины <...> которая бы напоминала о годах юности, борьбы, замешательства, <...> а также разочарований. Этот подарок был бы мне очень дорог, <...> я прошу его не потому, что ваши картины приобрели значительную ценность.
Поступайте как сочтёте нужным, дорогой Моне, но знайте, что для меня будет большим удовольствием иметь что-то на память о Вас. Вы превзошли самого себя. Для Вас закончились годы испытаний и нужды. Прошу Вас выполнить мою просьбу побыстрее, так как я старею с каждым днём".
Буден к Моне,
Довиль, 28 июля 1892


"Я был тронут и в тоже время польщён Вашей просьбой. <...> Я постараюсь подарить вам то, что будет достойно Вас <...> Вы знаете о моём к Вам расположении и признательности. Я не забыл, что Вы первый научили меня видеть и понимать. Как и Вы, я много раз вспоминал первые уроки живописи и те замечательные прогулки в компании с Йонгкиндом и Курбе. Я был рад узнать, что Вы тоже сохранили память о них. Я надеюсь этой зимой приехать к Вам и поговорить о прошлом. Ваш старый друг".
Моне к Будену,
Живерни, 22 августа 1892


Моне и Базиль

Базиль познакомился с Моне в мастерской Глейера и сразу стал щедрым другом будущего художника. Но, увы, юношеская дружба скоро оборвалась: Базиль был убит в сражении в 1870 г.

"Я провёл <...> неделю. Недавно я ездил на восем дней в маленькую деревушку Шайи, что рядом с лесом Фонтенбло. Со мной был мой друг Моне, которому особенно удаются пейзажи. Он дал мне несколько полезных советов".
Базиль к матери, [1863].


"Художник Курбе нанёс нам визит, чтобы увидеть картину Моне (Завтрак на траве). Курбе был очарован. Всего к нам пришло около двадцати художников, и все восхищались картиной, хотя она ещё не окончена (разумеется, я не говорю о своём произведении). Картина Моне наделает много шума на Выставке."
Базиль к брату Марку,
[декабрь 1865]


"Мы составили прошение об открытии Выставки отверженных; оно было поддержано всеми значительными художниками Парижа. Однако наши старания оказались напрасными<...>
Итак, мы решили снимать каждый год большое помещение, где будем выставлять картины <...> пригласим художников, которые захотят прислать нам свои работы. Курбе, Коро, Диаз, Добиньи и многие другие уже пообещали прислать нам картины и всячески поддерживают нашу идею. С этими людьми и Клодом Моне, который талантливее их всех, мы уверены в успехе. Вот увидите, о нас ещё заговорят."
Базиль к матери, [1867]


"Я лучше других знаю, какую ценность представляет картина (Женщины в саду), которую я купил у Вас, и очень сожалею, что не так богат, чтобы предложить Вам большую цену".Диаз, Добиньи и многие другие уже пообещали прислать нам картины и всячески поддерживают нашу идею. С этими людьми и Клодом Моне, который талантливее их всех, мы уверены в успехе. Вот увидите, о нас ещё заговорят."
Базиль к Моне,
[2 января 1868]


Моне и Мане

Эдуар Мане был другом Клода и постоянно оказывал ему финансовую помощь. В свою очередь в 1890 г. Моне возглавил сбор денег для покупки "Олимпии" и передачи картины в Люксембургский музей, доказав таким образом свою верность умершему другу.

"Мой дорогой Мане, я часто думаю о Вас и о том, сколько я Вам должен. Вы так любезны, что не потребовали с меня денег, которых Вам самому не хватает <...>
Я с радостью узнал об успехах Ваших работ, по-видимому, у Вас получилось что-то ошеломляющее".
Моне к Мане,
Ветёй, 14 мая 1879


"Я только что узнал горькую новость - умер наш бедный Мане. Буду в Париже завтра вечером: брат покойного хочет, чтобы я помог опустить гроб в могилу. А мне ещё нужно приобрести траурный костюм".
Моне к Дюран-Рюэлю,
Живерни, 1 мая 1883


"Да, несчастный Мане был моим другом, и я платил ему тем же. Меня приводит в отчаянье всеобщее молчание и несправедливое отношение к его памяти и великому таланту".
Моне к Малларме,
19 июня 1888


"Господин министр, имею честь от имени группы нижепописавшихся предложить в дар государству Олимпию Мане. Мы уверены, что являемся представителями и выразителями мнения большинства художников, писателей и любителей искусства, которые уже давно осознали, какое значительное место должен занимать в истории этот живописец, преждевременно похищенный смертью у искусства и у своей страны.
<...> По признанию большинства интересующихся французской живописью, роль Эдуара Мане была решающей. Он не только внес личный вклад в искусство, но и сам был носителем прогресса.
Вот почему нам показалось недопустимым, чтобы его творчество не было представлено в наших национальных коллекциях, чтобы мастер не имел входа туда, куда уже допущены его ученики. Кроме того, мы с беспокойством наблюдаем постоянное движение художественного рынка, конкуренцию с Америкой в закупках, продажу на другой континент стольких произведений искусства, являющихся радостью и гордостью Франции. Мы хотим удержать одну из наиболее характерных картин Мане, в которой он выявляется в эпоху развернутой победоносной борьбы мастером своего видения и своего ремесла.
Господин, министр, мы вручаем в ваши руки Олимпию. Мы желаем увидеть её занявшей место в Лувре, среди произведений французской школы. Если регламент препятствует непосредсвенному вхождению картины в Лувр, то мы считаем, что Люксембургский музей как раз предназначен для принятия Олимпии и для её сохранения до конца срока".
Моне к Фальеру,
министру общественного образования,
7 февраля 1890


Моне и Берта Моризо

Моне высоко ценил человеческие качества и талант единственной женщины в группе импрессионистов. Берта Моризо, жена брата Мане, была, по словам. Моне, "очаровательной женщиной и сильным художником".

"Я нахожусь далеко от Парижа. Я не могу любоваться Вашими работами в галерее Пти, но мне почти каждый день доставляют письма, рассказывающие о Ваших успехах. Я Вас поздравляю. <...>
У меня прекрасный вид на море и садик, в котором немного цветов. Вы бы превратили это в нечто чудесное".
Берта Моризо к Моне,
остров Джерси, [июнь] 1886


"Я вам очень признательна за беспокойство по поводу моего состояния. Правда в том, что ненастье и годы являются единственными причинами моих болезней; я превращаюсь в старую даму с бронхитом. <...> Вы кокетничаете, по я знаю, что сейчас вы вдохновенно работаете и создаете удивительные вещи... Мы часто говорим о Вас с Малларме, нашим единомышленником и Вашим большим другом".
Берта Моризо к Моне,
14 марта 1888


"Вы, должно быть, считаете меня очень забывчивым? Я столько раз хотел к вам приехать и сказать, как мне нравятся Ваши картины в галерее у Дюран-Рюэля. Но я очень занят здесь и приезжаю в Париж лишь на несколько часов; и еще я надеюсь, что Вы договоритесь с Малларме и приедете вместе ко мне в Живерни.
Надеюсь, галерея Гупиль предупредила Вас о новой выставке из десятка моих картин, которые я им недавно продал? Мне бы хотелось знать ваше мнение".
Моне к Берте Моризо,
[Живерни, начало июня 1888]


"Я Вам очень признательна за то, что не забываете меня, и за Ваши добрые слова о моих ничтожных картинах у Дюран-Рюэля. Я тронута еще и потому, что это был полный провал, как Вы сами знаете. <...>
Вы наконец-то победили эту упрямую публику. В галерее Гупиль можно было встретить столько до предела восторженных людей, и с Вашей стороны было большим кокетством спрашивать о произведенном впечатлении; это восхитительно, и Вы об этом прекрасно знаете...
В четверг я виделась с Малларме. Я буду очень удивлена, если этот прекрасный человек не выразит Вам своего восхищения в письме. Мы оба готовы навестить, Вас в Живерни".
Берта Моризо к Моне,
[июнь] 1888


"Я сожалею, что не увидел ее (Берта Моризо умерла 2 марта 1895г.) в последний раз перед моим отъездом. Как печально думать, что ее больше нет с нами: она была так умна и талантлива. <...> Это очень, очень печально и тяжело видеть, что друзья уходят так рано. Сколько еще нас осталось?"
Моне к Алисе Моне,
Сандвикен, 10 марта 1895


Моне и Сезанн

В своём доме в Живерни Моне хранил несколько произведений Сезанна, среди которых был и "Негр Сципион". Этот художник, который хотел пойти "дальше импрессионизма", преклонялся перед удивительным "глазом" Моне.

"Мы договорились насчет среды (Моне приглашает Жеффруа познакомится с Сезанном в Живерни. 28 ноября 1894 г. Моне пригласил на обед Сезанна, Жеффруа, Мирбо, Родена и Клемансо). Надеюсь, что Сезанн еще не уедет и будет с нами, но он такой странный, так боязливо встречает новые лица, я боюсь, что он не придет, несмотря на все свое желание познакомиться с Вами. Какое несчастье, что этот человек не имел в жизни большой поддержки. Это настоящий художник, дошедший до того, что слишком в себе сомневается. Он нуждается в ободрении, поэтому-то он и отнесся так чувствительно к вашей статье!"
Моне к Жеффруа,
[Живерни] 23 ноября 1894


"Скажу Вам, как я был счастлив той моральной поддержкой, которую встретил в Вас и которая служит стимулом для моей живописи".
Сезанн к Моне,
Экс, 6 июля 1895


"Я продолжаю успешно работать. Из всех ныне живущих художников я уважаю лишь Моне и Ренуара".
Сезанн к Ж. Гаске,
Экс, 8 июля 1902


"Кажется, я говорил уже Вам, что Моне живет в Живерни. Мне бы хотелось, чтобы художественное влияние, которое этот мастер, несомненно, должен оказывать на более или менее близко его окружающих, имеющих к нему какое-либо отношение, не было бы более сильным, чем это абсолютно необходимо для молодого и трудолюбивого художника.
Если встретите мастера (Моне), которым мы оба восторгаемся, напомните ему обо мне. Он, кажется, не любит, когда ему надоедают, но, поверив в мою искренность, он, может быть, не рассердится".
Сезанн к Камоэну,
Экс, 13 сентября 1903


Моне и Писсарро

Примкнув на некоторое время к неоимпрессионистам, Писсарро обрушился с критикой на живопись Моне, Однако впоследствии художник признал ценность "серий" 1890-х гг.

"Он (Бракмон) также обратил внимание на некоторые грубо выполненные работы Моне, среди которых голландский пейзаж (Одна из версий "Поля тюльпанов", представленная на IV международной выставке художников, в галерее Жоржа Пти, 1887), где мазки так выпуклы, что отбрасывают тень на полотно (ты не можешь себе представить, как мне это неприятно). Только небо на картине показано тонко. Я не могу согласиться с таким пониманием искусства".
Писсарро к сыну Люсьену,
5 мая 1887


"Я тебе уже говорил, что в картинах Моне нет ничего нового по сравнению с прежними работами. Так думают почти все художники. Дега еще строже: он говорит, что эти картины сделаны для продажи. Вообще он всегда утверждал, что картины Моне - это только красивые декорации. Ренуар тоже считает, что последние работы Моне - шаг назад.
У Дюрана я встретил Моне. Я как раз читал статью, где его глупейшим образом критиковали, приводя самые нелепые доводы (на что я ему указал), и так же глупо хвалили. Помимо этого мы не говорили о живописи, к чему, он меня не поймет..."
Писсарро к сыну Люсьену,
Париж, 10 июля 1888


"Вчера открылась выставка Моне в галерее у Дюран-Рюэля. Я пошел туда очень взволнованный и не мог оторвать глаз от чудесных Заходов солнца Моне.
Полотна очаровательны, и, бесспорно, в них чувствуется рука мастера. Но так как, чтобы развиваться, мы должны смотреть шире, я задался вопросом, чего здесь не хватает. Очень трудно определить недостатки; здесь присутствует точность линий и гармония. Я бы подверг критике спокойную манеру видения предмета. Цвета скорее нежные, чем яркие, рисунок хорош, но расплывчат, особенно в глубине картины. Но все равно, это великий художник!
Ясно, что это полный успех; неудивительно, что полотна так притягательны, в этих полотнах чувствуется спокойная уверенность.
Мирбо говорил мне о твоих лесных пейзажах, он считает их очень хорошими, как и Моне".
Писсарро к сыну Люсьену,
Париж, 5 мая 1891


"Сожалею, что ты здесь не появишься до закрытия выставки Моне; его Соборы разойдутся в разные стороны, а их нужно смотреть в единстве. У молодежи картины вызывают много споров, равно как и у почитателей Моне. Меня потрясло такое необычайное мастерство. Сезанн, которого я встретил вчера в галерее Дюран-Рюэля, так же, как и я, считает это творчеством решительного и уравновешенного человека. По моему мнению, так передать неуловимые оттенки мог только он и никто другой. Некоторые художники отрицают необходимость таких творческих исканий, однако лично я считаю всякое искание закономерным, когда оно выражено так точно".
Писсарро к сыну Люсьену,
Париж, 26 мая 1895


"Ты знаешь, что Соборы Моне были затуманенными, что придавало им известное таинственное очарование".
Писсарро к сыну Люсьену,
Руан, 24 марта 1896


Моне и Кайботт

Общая страсть к живописи и садоводству объединила этих двух людей. В 1896 г. восемь полотен Моне попали в Люксембургский музей благодаря завещанию Кайботта - коллекционера, умершего в 1894 г.

"Дорогой друг, постарайтесь приехать в понедельник, как было условлено, все мои ирисы расцветут, а позже будет много отцветших. Вот название японского растения, которое мне прислали из Бельгии: Crythrochaete. Поговорите о нем с господином Годфруа и пришлите мне сведения об этой культуре."
Моне к Кайботту,
Живерни (письмо без даты)


"Мой дорогой Марсиаль, этим утром я получил фотографии Гюстава, которые доставили мне большое удовольствие. Большое Вам за них спасибо, и особенно за ту, где Вы сняты оба.
Надеюсь, что теперь всё улажено с руководством Министерства искусств, и что скоро они получат картины, которые будут вывешены в Люксембургском музее. <...>
Как только Вы начнете заниматься организацией выставки Гюстава, не забудьте сообщить мне об этом, и располагайте мной без стеснения. Мне будет приятно сделать что-то в память о нем."
Моне к Марсиалю Кайботту,
брату Гюстава, 22 мая 1894


Моне и Сислей

Перед смертью Сислей обратился к Моне, чтобы тот позаботился о его детях.

"Восемь дней назад несчастный Сислей попросил меня зайти к нему, и в тот день я отчетливо понял, что он хотел попрощаться. Бедный друг, несчастные дети!"
Моне к Жеффруа,
29 января 1899


"Мой дорогой друг, сейчас я занимаюсь продажей картин, чтобы помочь двум детям Сислея, оставшимся без средств к существованию. В мастерской их отца нашлось слишком мало картин, и было решено добавить к ним работы его друзей с тем, чтобы продажа картин обеспечила несчастных детей самым необходимым.
Многие из тех, кто начинал вместе с нами, хотят помочь; и я подумал, что если бы Ваша мать была жива, она была бы рада присоединиться к этому доброму делу. И если вы считаете, что могли бы расстаться с одной из ее картин, пусть это будет дань памяти Вашей матери и помощь, ее и Ваша, в этом добром деле <...>
Что касается нас, мы отдаем лучшие из наших работ, чтобы эта продажа принесла побольше денег детям Сислея".
Моне к Жюли Мане,
дочери Берты Моризо и Эжена Мане,
Живерни, 23 марта 1899


Моне и Ренуар

Во времена юности их мольберты частенько располагались рядом, и Моне был глубоко потрясен болезнью и смертью Ренуара.

"Я живу у родителей и почти каждый день бываю у Моне, который, между прочим, выглядит немного постаревшим. Клод так беден, что ему даже не на что купить еду. Однако я все-таки доволен, потому что для занятий живописью Моне - хорошая компания".
Ренуар к Базилю,
[Лувесьенн, лето 1869]


"Если хотите знать, в каком положении я нахожусь и как я прожил последние восемь дней <...> спросите об этом у Ренуара, который приносил нам хлеба из дома, чтобы мы не умерли с голода".
Моне к Базилю, Сен-Мишель
[Буживаль] 9 августа [1869]


"Примите мои поздравления по поводу статьи о Ренуаре. Он действительно прекрасный и редкий художник"
Моне к Жеффруа,
Живерни, 6 июля 1912


"Вы можете себе представить, каким ударом для меня стала смерть Ренуара: он унес с собой часть моей жизни. Вот уже три дня я вспоминаю наши молодые годы, годы борьбы и надежд <...> Так тяжело остаться одному, хотя и это не надолго. Я чувствую, что с каждым днем старею все больше, хотя мне твердят об обратном".
Моне к Фенеону
[около середины декабря 1919]


Моне и Дега

Дега не любил и не всегда понимал творчество Моне, в котором он видел лишь "искусство ради продажи" с оттенком "декоративности", однако их дружба выдержала испытание временем: в 1911 г. почти слепой Дега без колебаний приехал в Живерни на похороны Алисы Моне.

"Я только что получил письмо от господ Бернхеймов, которые просят меня обратиться к брату Дега, чтобы он назначил их, наравне с Вами, оценщиками на публичной распродаже <...> Хотя я и не знаю брата Дега, мое преклонение перед талантом последнего, наша дружба в молодости и совместная борьба дают мне право <...> обратиться к этому человеку с письмом".
Моне к Ж. Дюран-Рюэлю,
Живерни, 15 октября 1917


Моне и Винсент Ван Гог

В своих письмах Ван Гог неоднократно ссылался на творчество Моне и проявил живой интерес к выставке "Моне-Роден", каталог которой прислал Ван Гогу его брат.

"Тут есть что посмотреть <...> В Антверпене я даже не представлял, что такое импрессионисты; теперь я познакомился с ними и, хотя не принадлежу к их клану, приведен в восторг вещами некоторых из них - пейзажами Клода Моне"
Ван Гог к Х.М. Левенс,
Париж [лето или осень 1886]


"В данный момент мой брат устроил выставку Клода Моне, мне очень хочется посмотреть ее. Между прочим, ее посетил Ги де Мопассан".
Ван Гог к Эмилю Бернару
[Арль, июнь 1888]


"Но кто же будет в фигурной живописи тем, чем стал Клод Моне в пейзаже? Художником же будущего может стать невиданный еще колорист. Мане был его предтечей, но, как тебе известно, импрессионисты уже добились более яркого цвета, чем Мане".
Винсент Ван Гог к Тео,
[май 1889]


Моне и Кандинский

"Стога" Моне стали для Кандинского откровением, что, возможно, и привело его к абстрактному искусству.

"Два события значительно повлияли на мою жизнь и перевернули в ней всё до самого основания. Это были концерт Вагнера и выставка импрессионистов в Москве (зимой 1896-1897 гг.), в первую очередь Стог сена Моне. В первый раз я увидел это полотно и <...> со смущением понял, что сюжет может быть лишним в картине <...> Всё это было так необычно для меня, что я был просто неспособен сделать простые выводы из полученного опыта. Ясным для меня было одно: у него такая мощная палитра, о которой я даже не подозревал, и которая была недоступна мне до поры, всё здесь было выше моих самых смелых мечтаний. В произведениях Моне живопись получила невиданную силу и размах. Но невольно сюжет, бывший прежде неотъемлемой частью картины, стал чем-то незначительным".
Kandinsky, Ruckblicke,
Berlin, 1913


Моне и Роден

Художника и скульптора связывала крепкая дружба. В 1889 г. они участвовали в совместной выставке "Моне-Роден".

"Мой дорогой Роден, как мне выразить спою радость по поводу подаренной Вами бронзовой скульптуры. Я поместил ее в своей мастерской, чтобы постоянно любоваться ею. Я вернулся, очарованный Вашими Вратами и всем увиденным у вас".
Моне к Родену,
Живерни, 25 мая 1888


"Речь идет о выставке, которую я согласился устроить у Пти. Из живописцев буду только я, из скульпторов - Роден. Это дело серьезное - выставка длительностью в три месяца и проходящая одновременно с Всемирной выставкой, на глазах у наехавших в Париж иностранцев. Итак, мне нужно известное число картин, поскольку я хочу выборочно показать и то, что я сделал раньше, и новые вещи, которые привезу отсюда. Поэтому прошу Вашего содействия. Выставка имеет шансы на успех и будет для Вас подходящим случаем кое-что продать".
Моне к Полю Дюран-Рюэлю,
Фресселин, 1 мая 1889


"Письмо Ваше меня обрадовало. Вы знаете, как оба мы углубились в изучение природы, от этого страдают дружеские отношения, но обоюдное братское чувство, подлинная любовь к искусству навсегда сделали нас друзьями, поэтому я счастлив, получив Ваше письмо. С годами тяжелее терять друга или видеть его равнодушие; при этой мысли я тоже страдаю. Я продолжаю питать неизменное восхищение к художнику, который помог мне воспринять свет, облака, море и соборы, которые я всегда любил, и красота которых, развернувшаяся через Ваше посредство в полном блеске, поразила меня глубочайшим образом.
Неизменно Ваш, мой милый друг, мой спутник, составляющий вместе с дорогими Мирбо и Жеффруа группу, которую я люблю".
Роден к Моне,
Монрозье [Авейрон],
22 сентября 1897


"Только вчера я смог пойти в Салон <...> Наконец я увидел Вашего Бальзака; и хотя я был уверен, что увижу прекрасную работу, действительность превзошла все мои ожидания, говорю Вам это со всей искренностью. Пусть Вас не беспокоят нападки, никогда еще Ваше искусство не достигало таких высот: это совершенно, прекрасно и величественно, и я постоянно о нем думаю".
Моне к Родену,
[Живерни], 30 июня 1898


"Мой очень дорогой друг, Вы меня осчастливили оценкой моего Бальзака. Благодарю. Ваше мнение очень важно для меня, я ценю Вашу поддержку. Ведь я был оглушен залпом ругательств, схожим с тем, который Вы получили в свое время, когда было в моде смеяться над тем, как Вы передаете воздушность пейзажа. <...> Ваша победоносная выставка также придаст силы всем преследуемым художникам, в том числе и мне.
Какие эффекты, никогда до Вас не употреблявшиеся, и этот собор в тумане!
Ваш старый друг".
Роден к Моне,
7 июля 1898


"Вы просите меня сказать Вам, что я думаю о Родене.
<...> Я могу только выразить свое глубочайшее восхищение этим человеком. В наше время он один такой и принадлежит к самым великим."
Моне к Арсену Александру. [Живерни, 25 апреля 1900 г.]
Вступительная статья Моне для каталога "Выставки 1900 г. -
Творчество Родена", Париж, 1900,письмо, переданное
Арсеном Александром


"Мой дорогой мэтр, наилучшие мои пожелания, Моне <...> благодарю за участие в выставке и за Вашу подписку... Так хорошо, дружище, время от времени чувствовать себя ближе друг другу.
Ваш почитатель".
Роден к Моне,
30 декабря 1904


"Мой дорогой Роден. Я тронут Вашими теплыми пожеланиями и спасибо за подарок. При первой же моей поездке в Париж я постараюсь Вас увидеть, а также пойду посмотреть, какое впечатление произвел Мыслитель в Пантеоне.
Остаюсь Вашим почитателем и другом".
Моне к Родену,
Живерни, 2 января 1905


"Я полностью поддерживаю Ваш проект создания Музея Родена, и счастлив засвидетельствовать мое восхищение великим скульптором"
Моне к Жюдит Кладель,
Живерни, 20 декабря 1911



 
Скрипт выполнен за 0.0044 сек.

Directrix.ru - рейтинг, каталог сайтов